При всём увaжении к коромыслaм
хочу, чтобы в сaмой дыре зaвaлющей
был водопровод и движение мысли.
(Андрей Возенсенский)

Санкт-Петербург зимой 2016 года

Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград, снова Санкт-Петербург, СПб, Питер...

Город, «волею судеб» ставший столицей Российской Империи, её средоточением и зримым выражением её величия и силы - без разрешения монарха в Европе не могла выстрелить ни одна пушка...

Красивый, роскошный, дерзко соперничающий и по сей день с европейскими столицами, сам европейский, и в то же время, не похожий на Европу, уникальный, неповторимый...

Город, в котором творили великие мастера своего времени: Кваренги, Росси, Расстрелли, Монферран. И... слились, сроднились с Россией, немало их укоренилось здесь, стали русскими людьми. Это город Пушкина и Достоевского...

Это город не только святого апостола Петра, но и императора Петра I, реформатора России, не только «прорубившего окно в Европу», но и «уздой железной Россию поднял на дыбы». Не только и не столько перенявшего у Европы новые технологии, сколько отрицавшего исконную русскую культуру, корни. Не столько порубившему боярских бород, сколько напялившего нелепые парики, одевшего люд в заморские платья. Лишившего Церковь главы - Патриарха! А ведь это сын боголюбивого Алексея Михайловича, прозванного в народе Тишайшим. Не с тех ли пор у нас всё мода на заграничное?.. И тем не менее, именно победы Петра I под Лесной, при Полтаве и Гангуте имели судьбоносное для нашей страны значение. Именно благодаря им Россия получила и закрепила официальный статус империи и стала играть одну из ведущих ролей в мировой политике. И недаром Пётр I получил звание Великий!

Город, выдержавший безпримерную в человеческой истории Блокаду длиной 1000 дней, понеся огромные потери, но не сломленный, не покорённый!

Это город, попав в который хоть раз, обязательно хочется вернуться вновь и вновь, скучаешь по нему - настолько этот город родной!

Дворец великого князя Владимира Александровича

Особняк фон Дервиза на Галерной, 33

Музей Анны Ахматовой

 

Арт-кафе «Бродячая собака»

 

Дворцовая площадь и Эрмитаж

 

Казанский храм

Храм Спаса на крови

Часовня св. Ксении Петербургской

 

Особняк графа Румянцева

Русский музей

Русский музей для меня имеет особое значение: чем-то он неуловимо отличается от Эрмитажа или Третьяковки, это сложно выразить. А возможно, потому, что первый раз я побывал в нём в далёком уже 1980 году, при интересных обстоятельствах...

Павел фон Дервиз – я русский

В Москве, прямо на территории детской больницы им. св. Владимира есть храм Живоначальной Троицы — замечательный паямятник русской архитектуры, в котором служит замечательный священник отец Павел. Храм изнутри маленький; есть только совсем небольшие комнаты-кельи, где занимаются с детворой; есть и трапезная, где пекут замечательные булочки с чечевицей, яблоками, маком; аромат этой стряпни столь силён, что в трапезную то и дело заходят родители, чьи дети, наверное, лежат здесь, в больнице: а нельзя и нам купить ваших пирогов?

Я часто бываю здесь, не первый год, вроде бы всё знакомо. Но вот, однажды, у полузакрытой облупленной двери, за которой гудят бойлерные насосы («наследство» советских времён), я глазами наткнулся на чёрную табличку на стене храма: «УСЫПАЛЬНИЦА СЕМЬИ фон ДЕРВИЗ». «Фон Дервиз — немецкий барон, что-ли?» - подумал я. Но прочитав имена, удивился: как это — Павел Григорьевич, Вера Николаевна… и вдруг фон Дервиз?! Как это? Это побудило меня начать искать, а когда оказалось, что на экскурсии по Санкт-Петербургу будет посещение дворца фон Дервиза, очень обрадовался.

И вот что сумел узнать - доношу лишь кроху.

Род Дервизов происходит из Швеции, приехали в Россию на службу из Гамбурга в далеком XVIII столетии. Поначалу их фамилия их была просто Визе без приставки "фон". Фамилия фон дер Визе появилась во времена Петра III, когда российский дворянский титул получил служивший в юстиц-коллегии Иоанн Адольф Визе, позднее переименованный в фон-Дервиза. И вот, семья здесь прижилась, осела и обрусела, дав многочисленное потомство, сослужившее во славу России не одно поколение.

«Благотворить - благодетельствовать, делать добро», - так трактуется это понятие в «Толковом словаре живаго великорусскаго русскаго языка» Владимира Ивановича Даля. Это слово в полной мере характеризует жизнь и деяния семьи фон Дервиз. Третьяков, Морозов, Мамонтов… Этот ряд по праву могут продолжать Павел Григорьевич фон Дервиз и его семья: жена Вера Николаевна фон Дервиз, сыновья - Сергей и Павел. Знаменитый русский историк В.О.Ключевский утверждал, что благотворительность не только вспомогательное средство общественного благоустройства, но и необходимое условие нравственного личного здоровья. Это самая общая, но и самая точная характеристика семьи фон Дервиз. Существующая до сих пор московская школа №325, (ранее - гимназия), Рязанская железная дорога, конный завод в Пронском уезде, дворец в Санкт-Петербурге и множество других замечательных дел оставила в наследство потомкам семья фон Дервиз.

Предлагаю вам статью о Павле Григорьевиче фон Дервиз с сайта Радио ВЕРА (100.9FM)

Петербургское метро

Конечно же, для москвичей немыслимо передвижение по громадному городу - на работу, с работы, в гости, магазины, музеи и т.д., без метро. Это самый-самый: экологичный, быстрый, красивый, удобный вид транспорта! Поскольку передвижение на «своих двоих» немыслимо даже для тренированных спортсменов из-за огромных расстояний, а передвижение наземным транспортом уж очень долго. А в нынешнее время крайне расточительно из-за кошмарных пробок, суммарная длина которых легко достигает 500 км! (Это приблительно до Курска).

Поэтому и нам, москвичам-экскурсантам, было интересно Петербургское метро. Глобализация нивелирует, сравнивает катком множество различий в разнообразии местных товаров, и мн. др. (К примеру, стамбульское метро очень-очень глубокое, вагоны очень удобные, но сильно шумят кондиционеры; об украшении станций, однако, речи нет ваще!) Но отечественное метро всё же закладывалось весьма давно и неизбежно имеет своё собственное, уникальное и неповторимое лицо. Поэтому понятен и наш интерес к метро Петербурга. Итак...

О чём и срамно глаголати...

Но всё же, всё же... Я начал уставать в Питере от блеска, гламурности тяжёлых украшений, роскошества и буйства ампира, рококо... Мне интереснее познать глубинный смысл, связь времён и историй, имевших место давным-давно и что сказывается и здесь, сейчас. Как в стихотворении Б. Ахмадулиной «По улице моей»: когда свой тайный смысл доверят мне предметы. Каков смысл и назначение этих дворцов? Каким содержанием, духом они наполнены, что есть их символ и идеал?

И вот, глаз всё чаще стал находить в этом некий диссонанс - уж очень много там этих прекрасногрудых, полуобнажённых дам, нередко в порыве а-ля франсе револютион, а нередко и так, для «красоты». Просто буйство телес, необузданного веселья, мифических божков, развесёлых амурчиков, эроса, посейдона - прямо пантеон язычества в красивой обёртке! Что это? Обмирщение «Возрождения», заразным потоком хлынувшем в Россию через «прорубленное» Петром I окно, от которого не оказалось иммунитета? В котором Вселенная крутится вокруг человека, и нет места... Богу! «Раб стандарта, царь природы, ты свободен без свободы! Мчишься ты в автомашине, а машина без руля...»

Так ведь давно известно: если человек не будет рабом (т.е. работником) Божиим, будет рабом греха.

Честное слово, я не хотел уже всё это видеть, обращать внимание, просто перебирал фото и вот что отсеял. О чём и срамно глаголати...

разделитель

Комментарии

(Правила комментов описаны в Гостиной)

Движок комментатора от HyperComments